Арабский мир из-за гонений может лишиться христиан

04.01.2019 — 1:30Арабский мир из-за гонений может лишиться христиан

Самым громким событием в христианском мире стало создание «новой украинской церкви», а также не менее важны эмиграция христиан из стран Ближнего Востока и сообщения об их массовых убийствах террористами.

Митрополит Сиро-яковитской православной церкви Горного Ливана и Триполи Джордж Салиба рассказал в интервью РИА Новости о последствиях раскола в православном мире, об угрозе исчезновения христиан в арабских странах и поделился своими предположениями о судьбе похищенных на севере Сирии митрополитов.

— Церковь приняла многих беженцев-христиан из Сирии, особенно из района Джазиры. Насколько необходимо сейчас вернуть их домой, в Сирию, для сохранения христианского присутствия в стране? Есть ли опасения их безвозвратной эмиграции в Европу?

— Спасибо российскому информационному агентству, что нашли время прийти к нам, в нашу церковь, ради этой беседы.

Мы в Сиро-яковитской православной церкви очень сожалеем о том, что произошло за последние годы в Сирии, Ираке, Ливане, Палестине и некоторых уголках Турции. Случилось настоящее гонение христиан. Многие были убиты и многие эмигрировали. В то же время присвоены владения и накопления этих христиан.

Они (те, кто это сделал. — Прим. ред.) не принадлежат никому. Они прикрываются исламом, трактуя его так, чтобы оправдать свои действия. Сегодня в городе Мосул не осталось ни одного христианина, хотя христиане там жили с I века. Это верх агрессии. Наша великая епархия на Востоке и в мире представляла коренное население стран Ближнего Востока и Аравийского полуострова.

Многие из христиан уехали, другие приняли ислам, и он стал их религией.

Мы жили нормальной жизнью — как говорится, религия для бога, а родина для всех, — но эта коррумпированная группа, которая отпочковалась от ислама, изменила положение и устроила гонения на христиан. Мы просим у небес их прощения, будет ли им прощение, мы не знаем.

Каждый день проливается наша кровь в Ираке, в некоторых местах в Сирии, Ливане, Палестине и других странах. Сегодня после этой горечи у христиан появились тревога и переживания за свою жизнь, поэтому все те, кто эмигрировал, не думают возвращаться. Мы, очевидцы, научились многому за эти годы. И сейчас христианин не будет доверять мусульманину.

Сегодня именно те, кто прикрываются истинной верой ислама, терроризируют остальных.

Запад и сионисты пользуются действиями таких мусульман ради извлечения собственной выгоды. США поддержали их и задействовали для создания свободного от христиан арабского мира. Если наши молитвы об улучшении положения не будут услышаны, то не останется христиан в регионе.

Те, кто сегодня живут в Ираке, даже не думают оставаться там, хотят уехать, отправляют своих детей на Запад через Иорданию, Ливан или Турцию. Мы требуем, чтобы наши дети оставались в Ираке и Сирии, особенно в районе Джазира (северо-восток страны). Мы трудимся ради сохранения нашего народа там.

— Какова цель изгнания христиан из Ближнего Востока?

— Они нас ненавидят. Те, кто нас притесняет, нас ненавидят. Есть большие руки региональные и очень большие мировые, которые пытаются освободить регион от христиан. Хотят, чтобы в арабском мире не осталось христиан, по их мнению, должно быть две веры: исламская и иудейская.

— У вас есть какая-либо информация о похищенных митрополитах на севере Сирии?

— У нас нет никаких достоверных данных. Но мы, исходя из того, что уже известно, уверены, что радикальные мусульмане похитили их. И Турция, и в частности господин президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, знают об этом больше всех остальных.

Мы стучались в двери Эрдогана, министров и турецких чиновников и всех, кто с ними связан и контактирует между собой. Никто из них не дал ответа. США знают, но молчат. Возможно, и страны Европы знают, но молчат.

Но правда должна проявиться и если эта правда заключается в том, что эти два митрополита были убиты, то какова цена этой информации? Мы знаем, что наши соседи и друзья нас убивали, те, с кем мы жили все эти века.

Радикальные мусульмане навязали свое мнение и позицию мусульманам в целом. Мусульманские проповедники и политики знают об этом, но боятся за свою жизнь и интересы.

— Каковы сейчас отношения между Сиро-яковитской и Русской православной церквями? Есть ли общие проекты?

— Мы приветствуем православие, когда две церкви или, скажем, семьи православные вместе. У этих церквей исторически добрые отношения с исламом. Византийская православная церковь, которая называется Константинопольской, что есть Стамбул сегодня, и Россия, и Восточная Европа, и Греция, еще ряд государств.

Восточная и Византийская православная церковь — две близкие семьи, и у нас общая идея и страдания от радикалов, таких как ИГИЛ* или «Нусра»*.

Мы жили одной семьей и уважали друг друга.

Византийская церковь имеет большое количество патриархатов, и они все независимы в своем правлении. Константинополь определили центром византийского православия и считают его второй столицей Римской империи. Сейчас начался процесс создания «новой украинской церкви».

Россия, крупнейшая православная церковь, не согласна быть на втором месте после Константинопольской патриархии. А сейчас еще пошло неповиновение на Украине. У них теперь независимый патриархат, и они не признают московскую власть.

Эта проблема христиан в принципе. В начале были разногласия между учениками Иисуса Христа, а сегодня это повторяется с применением современных технологий и мировой коррупции. Вместо того чтобы церкви были объединенными, сильными и взаимосвязанными, они отделяются.

— Какова позиция Сиро-яковитской церкви в связи с созданием «новой украинской церкви»?

— Мы за единство. Мы были основоположниками идеи единства православных семей. Мы вступили в мировой церковный Синод в 1960 году, в совет церквей Ближнего Востока в 1971-м. В 1974-м мы инициировали вместе со всеми церквями Ближнего Востока, в том числе евангелической и православной, создание на Кипре того, что теперь называется «Совет церквей Ближнего Востока».

Спустя 16 лет, в 1990 году, к этому совету присоединилась католическая семья и нас стало четыре семьи: католики, евангелисты, они же англикане, православные византийской традиции и православные, включая коптов и армян, из семейства Восточной православной церкви. Мы начали работать над единством.

— Планируются ли в будущем отношения между «новой украинской» и Сиро-яковитской церквями?

— По «новой украинской церкви» пока Священный Синод не принял позицию. Мы в ближайшее время ожидаем собрания Священного Синода нашей церкви и мы выскажем свою позицию, и то, что, по нашим убеждениям, должно быть.

— Каковы, с вашей точки зрения, могут быть последствия событий на Украине в мире и на Ближнем Востоке?

— Любое раскольничество вредит его инициаторам. Каждый дом, отсоединяясь от собственной основы, рушится, любое здание без фундамента обвалится.

Поэтому мы призываем духовных наставников и исполнительную власть церквей в России и на Украине подумать о возвращении к единству и миру, что очень важно в интересах всех.

— Есть ли опасения, что Запад ведет работу по разделению православной церкви Сирии и Ливана?

— Сто процентов, Запад нечестен и многие представители западных церквей утратили дух Христа, они в поиске расколов, преследуют лишь материальные и человеческие интересы.

Но есть многие, кто думает об интересах церкви в целом. Запад с давних времен, начиная с реформ 1516 года, начинал с евангелистов и протестантов, потом принялся за Ближний Восток. Мы были единой церковью.

Но пришли крестоносцы в эти страны и появился целый перечень церквей. И их политика не меняется и на сегодняшний день — они наговаривают на других, пытаясь присоединить церкви к церквям, которые они признают.

— Тогда вернемся к отношениям между Сиро-яковитской церковью и РПЦ. Есть ли на будущее совместные проекты?

— Мы взаимодействуем с РПЦ более 50 лет. У нас отличные отношения со всеми православными церквями, также у нас отличные отношения с католиками, евангелистами и остальными.

Поэтому мы считаем себя пионерами экуменического движения. Мы делаем все и надеемся, что мы все станем едины.

— РПЦ может вам как-то помочь в вопросе беженцев, например?

— Они не обделяют. Я знаю, что в Дамаск поступает помощь, но здесь, в Ливане, от РПЦ мы ничего не видели. Если что-то дадут — спасибо, а если нет — то все равно дай бог им здоровья.

— Вам поступала помощь от диаспор в Европе и Австралии для помощи христианам в Ливане?

— Некоторые церкви получили, и мы иногда получали от организаций, сообществ и стран. Конечно, это доброе дело, и мы благодарны за это.

— Помощи стало меньше?

— Ее изначально было немного. В нашей церкви нет ни копейки от западных церквей, РПЦ или кого-то другого. Мы им благодарны за то, что они дают нашим верующим в Сирии и Ираке.

— Насколько известно, в Ливане сиро-яковитской конфессии дважды обещали место в правительстве…

— В политике Ливана, которую представляет маронитское руководство, не соблюдаются наши права, и мы постоянно им на это указываем. Мы надеемся, что они помогут нам. Несколько раз намекали, что дадут нам министра, но нет.

Я требовал, церковь требовала. Ничего же страшного, если марониты откажутся от одного министерского кресла и дадут его нам. Мы же не собираемся решать будущее маронитов. Но они этого не сделали.

— А в сирийском правительстве как у вас обстоят дела?

— Сирийскому правительству мы очень благодарны со дня независимости до сегодняшнего дня, благодарны руководителям и очень благодарны семье Асадов, которую представлял Хафез Асад и представляет его сын Башар Асад, и все те, кто с ними работает.

— Каковы у вас отношения с другими конфессиями? Растет ли нетерпимость?

— Мы общаемся с любовью и уважением со всеми, не разделяя. Многие нам отвечают взаимностью.

Мы ни от кого ничего не получаем и не просим.

Если они решат проявить заботу по отношению к нам, мы будем благодарны; если нет, то мы все равно гордимся быть гражданами и уважаем друг друга в Ливане, Сирии или Ираке.

— У вас есть данные о разрушенных храмах и других постройках, принадлежащих церкви, за время войны в Сирии?

— У нас большое количество погибших, число не знаю. Церкви православные разрушали. Но больше эти радикалы уничтожили мечетей и больше зла причинили мусульманам, чем христианам.

— Вы начали восстанавливать церкви?

— Да, мы уже восстанавливаем и будем продолжать.

— Какие основные проекты на сегодня?

— Мы восстанавливаем храмы, школы, пытаемся помогать с жильем и оказываем помощь финансовую, гуманитарную нуждающимся. Мы в Горном Ливане, к примеру я лично, помогаем мусульманам и христианам любой конфессии, руководствуясь тем, что человек — сын божий независимо от его религии и принадлежности. Поэтому помогаем и относимся ко всем, как к братьям.

*запрещенные в России террористические организации

Источник: rusvesna.su

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.