СКР выполнил главное требование журналистов после нападения в Ингушетии

СКР выполнил главное требование журналистов после нападения в Ингушетии

Фото: Геннадий Хамельянин/ТАСС

Читайте также

Они сражались за Сирию: что известно о погибших военных из России
Вчера, 18:10

Власти поспорили в КС о праве депутата на время сдать мандат
Вчера, 16:07

Управление СКР по Ингушетии возбудило еще одно уголовное дело после нападения на журналистов. Следователи согласились с требованием журналистов и усмотрели в нападении воспрепятствование профессиональной деятельности

​По факту нападения на журналистов на границе Чечни и Ингушетии 9 марта возбуждено новое уголовное дело по статье «воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов» (ч.3 ст.144 УК РФ), сообщили РБК в управлении СКР по Ингушетии.

Это дело соединено в одно производство с ранее возбужденным уголовным делом по статьям «хулиганство», «умышленные уничтожение или повреждение имущества, совершенные из хулиганских побуждений путем поджога» и «разбой» (ч.2 ст.213, ст.167 и ч.2 ст.162 УК РФ). Расследованием дела занимается группа, в которую вошли сотрудники республиканских управлений МВД и СКР.

Как рассказал РБК один из пострадавших журналистов, корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода, изначально было понятно, что следователи намерены добавить в дело статью 144. «Еще когда мы давали показания в Ингушетии, нас опрашивали с прицелом на эту статью: что мы делали в республике, чем мы занимались, какие были наши профессиональные обязанности в этой поездке, что из техники у нас пропало», — пояснил журналист. По его словам, о каких-то подвижках в расследовании ему неизвестно.

Неизвестные напали на журналистов и сотрудников «Комитета по предотвращению пыток» 9 марта на территории Ингушетии неподалеку от границы с Чечней. Люди в масках окружили микроавтобус, в котором находились около 20 журналистов и правозащитников, стали бить стекла, а когда участники пресс-тура покинули транспорт, их начали избивать и подожгли машину. После нападения неизвестные скрылись в сторону границы с Чечней.

В числе пострадавших были сотрудники «Комитета по предотвращению пыток» нижегородцы Иван Жильцов и Екатерина Ванслова, блогер Михаил Солунин и экс-корреспондент «Коммерсанта», член НРООООИ «Новые возможности» Антон Прусаков, корреспонденты журнала The New Times, интернет-издания «Медиазона», а также репортеры из Швеции ​и Норвегии.

Как объясняли РБК Егор Сковорода и представитель «Комитета по предотвращению пыток» Дмитрий Утукин, следователи не обнаружили в сгоревшем автобусе компьютеров и фотоаппаратов журналистов. Они предположили, что электроника не могла полностью сгореть и, скорее всего, была похищена в ходе нападения.

На следующий день после нападения президент Владимир Путин поручил МВД выяснить все обстоятельства нападения на журналистов и правозащитников, направлявшихся в Чечню.

МВД Ингушетии взяло свидетелей по этому уголовному делу и пострадавших под госзащиту, которая действовала только на территории республики.

Сами журналисты после нападения добивались возбуждения дела по статье о воспрепятствовании профессиональной деятельности. Как говорил РБК главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, статья «хулиганство» и «порча имущества» не отражают сути произошедшего.

«Это бандитское нападение на журналистов, которые ехали в микроавтобусе правозащитников из КПП, — отмечал Смирнов. — Мы хотим, чтобы было возбуждено дело еще по ст.144 УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов), потому что именно такой мотив был у нападавших». 

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.