Тренер фигуристки Александры Трусовой раскрыла секрет ее прыжка

Тренер фигуристки Александры Трусовой раскрыла секрет ее прыжка

«Для выполнения четверных длинных ног не нужно»

Тренер фигуристки Александры Трусовой раскрыла секрет ее прыжка

Об этой уникальной фигуристке пока известно совсем немного. Родилась в Рязани. Четыре года назад семья перебралась в Москву. Вскоре Александра оказалась в группе знаменитого тренера Этери Тутберидзе, которая и сделала из угловатого подростка звезду.

Как долго может продлиться карьера юной фигуристки, что мешает другим спортсменкам прыгать четверные и почему тренеры по фигурному катанию отбирают себе детей с короткими ногами — в интервью первого тренера Трусовой Ольги Шевцовой.

— Ольга, есть такое мнение, что если бы ваша ученица не переехала в Москву, осталась тренироваться в Рязани, то никогда бы не добилась успехов…

— У кого такое мнение?

— Вы же не смогли бы обеспечить Трусовой те условия для тренировок, которые у нее есть в Москве?

— Вот вы сами ответили на свой вопрос.

— Я слышала, что с будущими чемпионами работает целая бригада тренеров: одни ставят прыжки, другие — вращение, третьи преподают хореографию, четвертые — ОФП…

— А еще нужен человек, которые ставит программу. Да, у нас нет возможностей предоставить одной девочке бригаду тренеров. Но даже не в этом проблема. Чтобы поставить спортсмену хорошую программу, для начала его надо многому научить. Чтобы научить, фигурист должен проводить на льду не один час.

— Сколько часов?

— Думаю, Трусова тренируется по 8 часов в день. Скорее всего, 5 часов она проводит только на льду. Остальные 3 часа отводит под хореографию, ОФП. В регионах мы не можем выделить ребенку столько часов льда.

— Сколько в Рязани тренировалась Трусова?

— Не больше часа в день. Причем на катке собиралось до 30 человек. Естественно, при таких условиях нет возможностей добиться высоких результатов.

— 30 человек на одном катке — это ведь толпа, где особо не развернешься?

— В том-то и дело. В столице катки по размеру больше. Одновременно на них могут тренироваться по 10–12 человек, не больше. И в любом случае тренировка длится не один час. К сожалению, сейчас все регионы — заложники таких условий, с нашими возможностями нам никогда не воспитать олимпийского призера, я уж не говорю о чемпионах. К тому же в Рязани мы вынуждены делить каток с хоккеистами — этот вид спорта у нас больше культивируется в стране. Потому за ними преимущества.

— Фигурное катание — дорогое удовольствие?

— Очень дорогое. Например, каждый год нужно менять коньки, стоимость которых начинается от 30 тысяч рублей. Отдельно оплачивается постановка номера, дорого обходятся костюмы, также придется заплатить за каждое занятие с тренером.

— Выходит, детям из бедных семей даже не приходится мечтать о карьере фигуриста?

— Бедный человек и коньки себе не сможет купить. Коньки для 4-летних детей стоят только от 10 тысяч рублей.

— Сколько лет вы тренировали Трусову?

— С 2008 по 2011 год. Я ее первый тренер. Она пришла ко мне, когда ей было 4 года.

— Ее родители рассказывали, что начинала она с роликов…

— Насчет роликов не слышала. Возможно, это сказка, которую придумала семья для журналистов.

— Саша в 4 года уже умела стоять на коньках?

— Когда она пришла ко мне, она ничего не умела.

— Как скоро можно определить по ребенку, будет ли из него толк или можно сразу завязывать с коньками?

— Где-то через полгода становится все ясно. По крайней мере, этого времени достаточно, чтобы выделить способных и думающих детей.

— Думать на льду — тоже одна из составляющих успеха?

— Если у спортсмена есть способности к прыжкам, но голова не работает, то ничего не получится.

— Телосложение спортсмена играет роль в фигурном катании?

— Конечно. На первом отборе мы смотрим только на фигуру будущего спортсмена. Ребенок должен быть обязательно худой. Раньше предпочтение отдавали девочкам и мальчикам с длинными ногами — сейчас все изменилось. Например, для выполнения четверных длинных ног не нужно.

— Мне кажется, что фигуристы сейчас измельчали?

— Это современная тенденция. Кстати, мальчиков в фигурное катание сейчас тоже берут худеньких, щупленьких, приземистых, с недлинными ножками. Но даже с такими параметрами не каждый способен научится прыгать четверные. У физически сильного ребенка должна быть еще развита координация, присутствовать трудолюбие.

— И отсутствовать страх?

— Это само собой.

— В 13 лет у фигуриста нет страха получить травмы. А в 17 ты уже подумаешь, стоит ли рисковать. Поэтому Трусова сейчас прыгает четверные, а через пару лет, возможно, остановится?

— Отсутствие страха не зависит от возраста. Есть дети, у которых чувство страха присутствует уже в 4 года: такие неделю-вторую на льду постоят — и уже понятно, что это не их вид спорта. А есть такие, у которых страх может и вовсе не появиться. Кстати, девочкам мешает совсем другая проблема: с возрастом они набирают массу, у них смещается центр тяжести, они должны приноровиться к обновленному телу, но не у всех получается. Естественно, старшим сложнее соперничать с младшими, потому что более юные спортсменки изначально легче. А еще они в отличие от своих старших конкуренток не парятся на льду, ни о чем не думают, потому что им нечего терять, у них еще все впереди.

— Значит, еще рано говорить о том, что Трусова дойдет до Олимпиады?

— Прогнозировать мы не можем. Никто ведь не мог допустить, что Липницкая так рано сойдет с дистанции. Трусовой нужно двигаться вперед, не тормозить. Для этого она и тренирует свои четверные. Понимает: если оступится где-то, ее быстро заменят. «Скамейка запасных» всегда подпирает. Вот такая ситуация у нас сегодня в женском фигурном катании.

— Правда, что четверные может сделать только девушка, вес которой не превышает 25-30 кг?

— Вес имеет значение, также еще важен рост. У невысокой худой девушки шансов всегда больше сделать такой элемент.

— У Трусовой все совпало — она кажется совсем крошечной.

— Действительно, совпало. Плюс ко всему у нее хорошие физические данные и фантастически выносливый организм. Многие дети не выдерживают таких нагрузок, с которыми она легко справляется.

— Прыгать вы ее научили?

— У нас она брала все двойные прыжки. Ей было 8–9 лет. Остальному она научилась уже в Москве.

— Легко ей давались прыжки?

— Легко. Ей вообще все легко давалось. Она усердно тренировалась с самого детства. Эта девочка сама поставила себе цель и упорно к ней идет.

— Родители из-под палки не заставляли ее выходить на лед?

— Нет, никто ее не заставлял. И она никогда не ленилась.

— Вы думаете, у вашей бывшей воспитанницы большое будущее?

— Если ее цель — олимпийская медаль, у нее есть четыре года, чтобы выучить все четверные.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.