Была патриотом Украины, но взялась за оружие, когда на нас пошли украинские националисты — ополченка из Стаханова

До войны у 33-летней Натальи Марченко из Стаханова был цветочный бизнес. Сегодня она — заместитель командира взвода мотострелкового дивизиона народной милиции ЛНР. По ее словам, раньше даже и подумать не могла, что придется сменить профессию и взяться за оружие.

Была патриотом Украины, но взялась за оружие, когда на нас пошли украинские националисты — ополченка из Стаханова

 Алексей Албу: Наташа, расскажи, пожалуйста, о себе: откуда ты и как попала в ополчение?

Я родилась в Стаханове, всю жизнь прожила здесь, а когда началась война, не захотела стоять в стороне, не захотела уезжать, как многие. Раньше у меня был цветочный бизнес. Я пришла в ополчение в январе, нас как раз тогда очень сильно бомбили. До этого момента я не понимала, как могу попасть в ополчение, с кем нужно связываться. Все отряды были как-то очень разрозненны, был сильный хаос и беспорядок, мне неоднократно отказывали, потому что я женщина. Поэтому я взяла в руки оружие уже только в январе этого года.

Алексей Албу: Чем ты занимаешься в ополчении?

Наталья Марченко:  Была санинструктором. Сейчас я заместитель командира взвода мотострелкового дивизиона. Занимаюсь делопроизводством, а также работой с личным составом. Организовываю лекции для бойцов, готовлю политинформации, выезжаю на учения. Исполняю обязанности командира отделения управления.

Алексей Албу: Сколько бойцов у тебя в подчинении?

Наталья Марченко: 26 человек.

Алексей Албу: Много ли женщин у вас в подразделении, в вашем полку?

Наталья Марченко: Тех, которые выполняют какие-то боевые задачи, немного. Есть повара, есть те, которые занимаются делопроизводством. Есть девушки-связисты, но некоторые из них еще при поступлении на службу поставили условие, что на боевые они не поедут. Другие, наоборот, были на боевых и хотят туда опять поехать.

Алексей Албу: Кем ты была до войны?

Наталья Марченко: Частным предпринимателем, продавала цветы.

Алексей Албу: Когда ты пришла в ополчение?

Наталья Марченко: В январе 2015-го года.

Алексей Албу: А что тебя побудило прийти сюда, какие были мотивы?

Наталья Марченко: Желание было давно, но пока не было организованного набора в ряды народной милиции, девушек брали редко.

Алексей Албу: Скажи, пожалуйста, что сейчас входит в твои задачи?

Наталья Марченко: Задач очень много. В основном я готовлю все планы занятий, все конспекты, делаю все, что касается боевой подготовки личного состава. Но также занимаюсь организацией работы тыла, проведением тестовых опросов, организацией анкетирования, доведением приказов, доведением политинформации, проведением занятий.

Алексей Албу: А что такое политинформация? Как выглядит ее доведение?

Наталья Марченко: На построении доводится боевая обстановка, общая обстановка, постановка задач.

Алексей Албу: Ты сама собираешь эту политинформацию, сама ее составляешь и передаешь?

Наталья Марченко: Бывает, что дают, бывает, что сама составляю.

Алексей Албу: Это достаточно ответственное задание, ведь зачастую на фронтах бойцы не знают, что происходит вокруг. То есть вы какую-то политическую работу проводите?

Наталья Марченко: Мы каждый день издаем боевой лист, который содержит информацию о том, что произошло, что будет происходить, информацию о планах командования. Раньше я писала планы работы с личным составом на месяц, календарные планы на батальон.

Алексей Албу: У тебя было военное образование? 

Нет, но у меня высшее образование.

Алексей Албу: Скажи, а какой был самый страшный момент во время службы?

К счастью, их здесь еще не было.

Алексей Албу: Приходилось ли тебе брать в плен вражеских солдат?

Наталья Марченко: Нет.

Алексей Албу: А ты ходишь в какие-то патрули, сбором разведданных не занимаешься?

Наталья Марченко: Нет.

Алексей Албу: Что бы ты хотела сказать украинским властям?

Наталья Марченко: Пусть уходят с миром. Пусть у них будет мир, тогда и у нас будет мир. Я ничего плохого не желаю никому.

Алексей Албу: А что бы ты хотела сказать военнослужащим ВСУ?

Наталья Марченко: Не знаю. Но они же тоже действуют не сами по себе. Под чьим-то руководством. Скорее всего, бросить оружие и уйти с войны. Или повернуть оружие в сторону тех, кто посылает их на смерть, кто даёт им команду убивать мирных людей, то есть против своей власти.

Алексей Албу: Можешь сказать в двух словах: за что ты вообще воюешь?

Наталья Марченко: Пришли плохие люди на мою землю. Я не хочу, чтобы они были здесь.

 Алексей Албу: Ты здесь стоишь за свою землю, за свой город?

Наталья Марченко: Да. Я могла отсюда уехать и жить безбедно, наверное, в любой стране, поскольку, за годы преподавательской и предпринимательской работы я накопила достаточно средств для существования.  Я здесь не за зарплату, а за идею, скажем так.

Алексей Албу: Что бы ты хотела здесь увидеть после победы?

Наталья Марченко: Такой город, каким он был раньше. С работающими предприятиями, с таким же количеством населения.

Алексей Албу: Как, на твой взгляд, должна выглядеть Народная республика? Или, если сложится Новороссия, какой она должна быть? Как ты себе ее представляешь?

 Наталья Марченко: Во-первых, я считаю, что ЛНР и ДНР должны объединиться, должны быть вместе. Во-вторых, это должна быть не президентская, а парламентская республика.

Алексей Албу: Ты сама лично пойдешь освобождать другую часть Новороссии, — Херсон, Николаев, Одессу?

Наталья Марченко: Если возьмут, пойду, конечно. Сюда же пришли помогать люди из других городов, — из Лисичанска, Северодонецка, Попасной, они все здесь, с нами. Некоторые хотят вернуться в свой город и остаться там, — дальше у них нет желания идти. А другие хотят продолжать борьбу.

Алексей Албу: Перед тем, как тебе выдали оружие, вы проходили какую-то боевую подготовку?

Наталья Марченко: Оружие выдавали всем подряд в январе. Я сказала, что оружие в руки не возьму, пока не научусь им пользоваться. Когда научусь его собирать-разбирать, когда пойму, как оно устроено, тогда буду им пользоваться. А до того момента — нет. Научили.

Алексей Албу: То есть, была какая-то боевая подготовка?

Наталья Марченко: Да-да. У меня была индивидуальная подготовка, она длилась три дня. За три дня я освоила и пулемет, и автомат, и пистолет.

Алексей Албу: Ты участвовала в боевых действиях?

Наталья Марченко: Нет, я пришла в январе, когда боевые действия еще продолжались, но никого из нас туда не пускали. Мы сидели в штабе. И это тоже было опасно, мы отвечали за связь, за штаб, где была вся информация. А потом было подписано перемирие.

Была патриотом Украины, но взялась за оружие, когда на нас пошли украинские националисты — ополченка из Стаханова

Алексей Албу: Бытует мнение, что в рядах казачества, которое сейчас расположено в городе Стаханове много националистов, которые не любят представителей других национальностей: евреев, армян, татар и так далее. Это правда?

Наталья Марченко: Нет, это не правда. Среди местных – националистов точно нет. В наших рядах есть люди из России, но их очень мало. Это добровольцы, которые служат на обычных, рядовых должностях. Но и среди них я не видела националистов.

Алексей Албу: Здорово! А как личный состав относится к антиолигархическим идеям, к тому, что средства производства должны принадлежать народу?

Наталья Марченко: Личный состав так и думает.

Алексей Албу: Получается, вы хотели бы чтобы все заводы и фабрики в вашем регионе и городе принадлежали народу, государству?

Наталья Марченко: Да. Потому что существует проблема несправедливого распределения прибыли. Олигархи забирают всё себе, а народ бедствует.

Алексей Албу: Это значит, что вы сторонники левых идей, это хорошо. А как родственники отнеслись к твоему вступлению в ополчение?

Наталья Марченко: Родители, зная мой характер, понимали, что рано или поздно я сюда приду. Были уже морально готовы к этому. Сейчас сын переживает, чтобы я не уехала на передовую. Но я ему не обещала не уезжать.

Алексей Албу: Ты постоянно находишься в мужском коллективе. Как к тебе в нем относятся?

Наталья Марченко: Почтительно, уважительно. Всегда помогают во всем.

Алексей Албу: У тебя есть супруг?

Наталья Марченко: Нет, мы в разводе. После супруга у меня был парень. Когда он узнал, что я вступаю в ряды народной милиции, он был очень против. Его не стало. Нет, он жив но…

Но… вы разошлись на фоне этого конфликта?

Наталья Марченко: Да, именно. Он никогда не поддерживал народного подъёма, считал, что «его дом с краю». Главное для него, чтобы здесь был мир, любой мир. А мне не нужен здесь «любой мир», мне не нужен здесь в моем городе украинский мир. Ему всё равно – будут здесь «нацики» или нет, а мне далеко не все равно. Мне не безразлично. Я раньше была очень большим патриотом Украины, везде всегда говорила, что я украинка. Мой сын учится в украинском классе, мы с ним дома на украинском разговаривали. Я преподавала на украинском, но, наверное, в мае прошлого года это все закончилось.

Алексей Албу: То есть после массового убийства в Одессе?

Наталья Марченко: Да, после Одессы. После того, что мы увидели, моё мировоззрение просто перевернулось. Я не могла поддерживать те идеи и лозунги, под которыми убивали беззащитных людей.

Алексей Албу: Ты больше по-украински не говоришь?

Наталья Марченко: Нет, почему же? С лисичанскими говорю. Некоторые из них по-украински говорят. Мы писали в конце учебного года заявление в школе, чтобы нам оставили украинский язык. Это язык наш, родной и не важно, что здесь будет дальше, а язык надо знать.

Алексей Албу: То есть можно сказать, что вы ничего не имеете против украинской культуры, но вы против украинского национализма?

Наталья Марченко: Да, именно так. И против нынешнего правительства, против противопоставления украинской нации другим, против насильственной украинизации.

Алексей Албу: Спасибо за беседу, желаем вам успехов в борьбе и скорейшей Победы!

Была патриотом Украины, но взялась за оружие, когда на нас пошли украинские националисты — ополченка из Стаханова

Источник: politnavigator.net

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.