Интервью с человеком, который видел живого Януковича

Российский журналист Захар Виноградов — автор недавнего нашумевшего интервью с Виктором Януковичем, где тот заявил о готовности вернуться в украинскую политику.

Пока простой народ сражается, утопает в окопной грязи, прячется от обстрелов и голодает, Янукович осмысливает произошедшее, встречается с политиками и друзьями. Строит планы на будущее. Отдохнувший Виктор Фёдорович хочет вернуться в большую политику. Он считает, что до сих пор существует Украина и политика в ней. Что выборы, а не танки наделяют полномочиями лидеров на постукраинском пространстве.

Обо всем этом с Захаром Виноградовым рассуждал обозреватель ПолитНавигатора Валентин Филиппов.

Валентин Филиппов:  Здравствуйте Захар!

Захар Виноградов: Здравствуйте, Валентин!

Валентин Филиппов: Захар, судя по материалам, которые публикуются в прессе, которые мы видим на телеэкранах, Вы видели живого Януковича и он, таки, существует.   

Захар Виноградов:  Ну, конечно.

Валентин Филиппов:  Просто ходили разные слухи о том, что это компьютерная графика Интервью с человеком, который видел живого Януковича  Скажите, существуют  различные мифы. Говорят, что Путин лично выкрал Януковича, чтоб не дать разогнать «майдан», вот, такая версия есть. Ещё какая-то.

Вам не удавалось услышать от Виктора Фёдоровича, чего он сбежал-то?

Захар Виноградов: Во-первых, действительно, очень много мифов существует. Эти мифы постепенно развенчиваются различными исследователями.

Допустим, скажем, по поводу стрельбы на майдане. Не так давно я публиковал материал, сделанный по исследованию очень большому, скрупулезному исследованию канадского учёного политолога доктора философских наук Качинского,  Его работа посвящена тому, как погибали люди, откуда производилась стрельба, кто там находился. Он очень доказательно рассказывает и показывает, что, на самом деле, стрельба по участникам тех событий 18, 19, 20 февраля производилась из зданий, которые контролировались представителями «майдана». Он даже называет фамилии людей, которые в них, в этом расстреле участвовали, с его точки зрения. И, во всяком случае, которые доказательно можно показать, как они передвигались.

Рассказывая об этом, он основывается на открытых материалах. Он просто взял все записи,  видеозаписи, фотографии, то, что было в соцсетях. То, что делали люди частным образом. Размещали в открытом доступе. Он это всё совместил, собрал и смог выстроить некую очень подробную картину этих событий. И там он очень чётко доказывает, что никакого отношения к происходящим событиям президента Украины бывшего, Виктора Януковича нет…

Валентин Филиппов:  Ну, я не знаю, я бы с Вами поспорил….

Захар Виноградов:  С этим можно спорить, но очень сложно спорить. Но, я это привожу просто, как пример того, что, да, действительно, всё, что касается «майдана», всё, что касается произошедших тогда событий, это всё, действительно, очень мифологизировано. Причина этого понятна. Это связано с тем, что в этих событиях задействовано большое количество людей, многие из которых сегодня находится либо при власти, либо являются какими-то участниками сегодняшних событий. Поэтому, собственно говоря, пока нету точного, подробного, независимого расследования, приходится основываться хотя бы на эти вещи.

То, что касается Виктора Фёдоровича, да, Вы знаете, у меня тоже возникали вопросы, связанные с тем, почему он уехал из Киева, когда уехал, и так далее. Он довольно подробно об этом рассказывал, но это не было под запись. У нас не было договорённости, что, пока, это будет обнародовано….

Просто наступит время, я думаю, об этом мы с ним ещё поговорим. Мы договорились, что, во всяком случае, это не последнее интервью.

То есть, я бы хотел подчеркнуть, что есть разные точки зрения. Пока мы, к сожалению, имеем только те точки зрения, которые его обвиняют. Но, Вы же знаете, наша журналистская задача заключается в том, чтоб выслушать, как минимум две стороны. И потом попытаться….. вот когда возникает вторая сторона, всё оказывается несколько сложнее.

Валентин Филиппов: Почему я говорю, что я хотел бы поспорить. Мне кажется, что это не дело президента, непосредственно заниматься расстрелом людей или не расстрелом людей, да? Президент обязан управлять ситуацией в стране. И мы можем сколько угодно доказывать, что лично Тягнебок там, или лично Яценюк стрелял с какой-то гостиницы, но это, в общем, не снимает вины с президента Украины, который, в целом, обязан был контролировать процесс.

А что касается, должны ли мы, журналисты, не должны….. Мне тут легче. Я не совсем журналист. Я бы даже сказал – совсем не журналист. А у меня, на самом деле, сердце-то болит за что? Что мы вот там вот-вот-вот, а он убежал Интервью с человеком, который видел живого Януковича

Я, в данном случае, как гражданин Украины, скорее…. Бывший гражданин, наверное, уже. Уже. Уже точно. Вот.

И у меня всё время возникает вопрос.

Он дурак или трус? Понимаете?

И я не знаю. Напрямую, такое …. Даже вот прийти на интервью, спросить:

— Мужик! Ты дурак или трус?

Ну, нельзя же, не красиво, вроде бы Интервью с человеком, который видел живого Януковича

Захар Виноградов:  Я надеюсь и я уверен, что в ближайшее время мы сможем и на эти вопросы ответить. Во всяком случае, могу сказать, что там произошла трагедия.

И личная трагедия, помимо трагедии, что самое главное и самое важное, общенациональная трагедия для Украины, там произошла и происходили личные трагедии отдельных людей. В том числе и трагедия президента. Как бы я поступил в этом случае, мне очень сложно сказать.

Во-первых, потому, что, к счастью, мы с Вами не находимся в той ситуации.

Потому, что, да, были какие-то элементы выбора, в принятии решений, но, скажем так, что были обстоятельства, насколько они были объективны,  насколько они были субъективны, очень сложно сказать.

Когда принимает президент какие-то решения, важные для него, для страны, для народа, как эти решения готовятся остальными членами команды? Какой информацией он обладает? Очень много зависит, допустим, от главы администрации. Какую информацию и как ему будут давать. Потому, что президент не может вникнуть в каждую проблему.

Валентин Филиппов: Естественно. 

Захар Виноградов:  Он не может выйти на улицу. И поговорить иногда даже с простыми людьми. Просто потому, что, ну, у этих людей тоже разные мнения, их много, одни говорят одно, другие другое. И так далее.

Очень много зависит от той команды, которая его окружает, и той информации, которую он получает о происходящем.

Поэтому, когда я говорю, что есть какая-то в этой ситуации личная трагедия Януковича, ну, наверное, она и в том числе, в том аспекте, о котором я говорю. То есть, речь идёт о том, какую и кто как информацию ему давал.

Возможно, что какие-то принятия решений, которые он принимал, в тот конкретный момент, а это был очень тяжёлый момент, безусловно, он мог обладать или не полностью объективной информацией, или информацией, которую до него специально дозировали. Скажем так.

Интервью с человеком, который видел живого Януковича

Валентин Филиппов:  Сталин добрый. Он просто не знает Интервью с человеком, который видел живого Януковича  Целые институты работают над тем, чтоб информировать президента! В нормальной стране. Причём, ещё конкурируют друг с другом. И по пять, по шесть аналитических центров сидят и собирают информацию по каждому мелкому вопросу. Если ограничить чуть-чуть президента, особенно обладающего большой властью, то плохо это обычно заканчивается.  

Захар Виноградов: Скажем так, что его, вот такое, внешне кажущееся хаотичным движение по Украине из Киева, и до его отъезда из Украины, оно не было хаотичным.

Была определённая идея, было определённое направление, были определённые задачи. Они не реализованы были тоже по определённым вещам. Ещё раз хочу сказать, я думаю, что на эти вопросы будут ответы, я уверен, что эти ответы есть, просто вот в том интервью, которое мы делали с ним, мы не ставили этой задачи.

Я объясню, почему. Есть очень много вещей, которые для меня важны, и я вижу, что то, что сейчас происходит, это трагедия очень большая. И поэтому очень важно было бы, чтобы Виктор Фёдорович рассказал эти обстоятельства. Особенно, если учитывать тот факт, что о многих вещах, о многих людях он очень много знает. И иногда за теми словами, которые остаются в интервью, есть какие-то вещи, которые он знает, понимает, может, лучше….

Валентин Филиппов:  То есть, Вы надеетесь, что эти интервью станут теми открытыми источниками, по которым потом можно будет судить очень многих фашистов, нацистов, и просто предателей?

Захар Виноградов:  Да, да, да. Я Вам скажу так, что, опять же, не открывая сейчас никаких секретов и фамилий, слова «предатели» звучали в нашей с ним  беседе, которая была до интервью. Потом мы делали перерыв. Потому, что у нас была довольно напряжённая работа. И потом мы тоже много говорили об этом, и в перерывах. Слова «предатели» были.

Валентин Филиппов: Ну, в отношении Виктора Фёдоровича в других интервью тоже…. 

Захар Виноградов:  Да. Он понимает какие-то вещи. Но, я думаю, что это лучше оставить ему. Пусть он найдёт в себе силы, возможности, со временем об этом всём расскажет.

Интервью с человеком, который видел живого Януковича

Валентин Филиппов:  Хорошо. И такой у меня к Вам вопрос. И что? Вы с ним лично общались, был разговор о том, что он хочет возвращаться в политику украинскую? Это он серьёзно?

Захар Виноградов:  Он в очень хорошей форме. Я имею в виду, физической. И, даже, я бы сказал, интеллектуальной.

Валентин Филиппов:  Отдохнул в Межростовье?

Захар Виноградов: Ну, наверное. Я скажу так, что он очень много продумывает, он очень хорошо информирован о том, что происходит. Там, на Украине. Без сомнения, к нему приезжают люди. Притом, приезжают и действующие политики. С которыми он, как я понимаю, встречается, разговаривает, и от которых получает тоже много информации о происходящем, помимо того, что он очень внимательно следит за всем, что происходит, в интернете.

И, когда он говорит о возвращении в политику, как я понимаю, это, прежде всего, связано с тем, что он, как человек, который прошёл очень большую школу на Украине, он чувствует свои обязательства перед теми людьми, которые оказались во многом обмануты. Кто-то даже самообманут. А иногда обмануты властью.

Он видит, что вокруг него, вокруг той ситуации, вокруг того, что происходило при нём, очень много мифов и так далее. Поэтому он, говоря о том, что он возвращается в политику, я думаю, что он имел в виду это. То есть, я видел, какая реакция была в интернете. Просто огромный взрыв. И в украинском интернете, и в российском.

Да, я не думаю, что он хочет вернуться там и заявить какие-то претензии на президентство.

Валентин Филиппов: У него было всё в руках. Все возможности. И сегодня, когда я читаю, о том, что он хочет вернуться, или, когда я читаю, как он оценивает какие-то действия сегодняшнего правительства… У него была возможность, что угодно сделать.

И когда он говорит, что Порошенко должен быть пожёстче с нацистами какими-то, ну, я, вообще, в шоке.

Вы же помните:

«Пусть знают в Одессе, Донбассе, в Крыму,

Кто тронет нациста, тот сядет в тюрьму»

Это при Януковиче говорилось.     

Захар Виноградов:  Давайте сделаем следующее. Я ещё раз говорю. Какие-то вещи, которые выходят за рамки этого интервью, я просто не имею права распространяться, но однозначно могу сказать, что он очень переживает.

Это я просто видел. Видел его. И по тому, как он говорил, и по тому, о чём он говорил, было видно, что он очень переживает, конечно.

Понимаете, вот, скажем, по человечески, какие-то вещи можно понять. Да, он, действительно многое переосмыслил. Это важно. Какие-то уроки для себя, мне кажется, он вынес. Что будет дальше, с ним, с его позицией, с его отношением, мне сказать трудно.

Но, когда я задал ему этот вопрос, «хотели бы Вы вернуться?», я то думал, он скажет, «да, вот, из того исходя, что я рассказал……», а он говорит:

— Да, хочу!

Это было не каким-то образом, заранее предусмотренный ответ. Это был такой эмоциональный, на мой взгляд, очень душевный порыв.

Он потом в том же ответе объясняет, что он имеет в виду, и так далее…. Ну, что? Это его право.

Я, во всяком случае, как журналист, действую совершенно просто. Он сказал, я донёс до людей. Конечно, я понимал, что это реакция будет очень и очень неоднозначной.

Ну, так оно и вышло.

Валентин Филиппов:  В конце концов, всё решают избиратели. Ну, и счётные комиссии.

Захар Виноградов:  И те, кто за ними стоит Интервью с человеком, который видел живого Януковича

Валентин Филиппов:  Хорошо, спасибо, счастливо,  

Захар Виноградов:  И Вам спасибо.

Источник: politnavigator.net

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.