О конце минских соглашений. Colonel Cassad

На тему отвлеченной дискуссии связанной с тем, что, мол, происходящее сейчас под Донецком положило конец минским соглашениям

О конце минских соглашений. Colonel Cassad

На словах, они как действовали, так и будут действовать. Ни один из пунктов минских соглашений не выполнялся до текущей эскалации, которая ничего нового в этот вопрос не внесла. Ни один из пунктов минских соглашений как не выполнялся сторонами, так и не будет выполняться. Нет ни одного пункта минских соглашений, выполнению которого помешала бы происходящая эскалация. В этом вопросе нет никаких изменений — одна мертвящая стабильность.

На практике, минским соглашениям, уже давно конец, так как вполне очевидно, что они выполнены не будут, сколько бы не собирались дипломаты на переговоры в Минске. США не смогут заставить РФ выполнить минские соглашения в желаемой ими трактовке (сдача Крыма и Донбасса), а Москва в свою очередь не сможет принудить Киев к выполнению Минска в том виде, в котором это хочется Москве (у некоторых пропагандистов это выражается в пустых мантрах про «нам нужна вся Украина», которые находятся за пределами социально-экономической и военно-политической реальности).

Периодические военные эскалации демонстрируют, что и с целью полной заморозки конфликта минские соглашения не справляются. Войну они, разумеется, не прекратили, а скорее продлили ее в других формах.

Хитроплановская пропаганда утверждает, что минские соглашения позволяют выигрывать время, дабы дождаться, когда режим на Украине сам схлопнется, но как показали прошедшие 3 года войны, эти мантры сравни пораженческим ожиданиям, что Россия уйдет с Донбасса. Украинская пропаганда продолжает в свою очередь подкармливать население байками про то, что Запад с помощью санкций заставит Россию капитулировать, и она возьмет и отдаст режиму Порошенко Донбасс и Крым.

Спустя 3 года войны, Россия все так же имеет перед собой пресловутую вилку решений из войны и капитуляции, от которой она посредством минских соглашений 3 года пыталась уклоняться, но которую ее оппоненты раз за разом предъявляют, прогревая фронт на Донбассе.

Военно-политическое лавирование, позволяет выигрывать время, но не решает вопрос по существу. У Порошенко проблема принципиально иная — у него нет особого выбора — лишь дальнейшее проведение антироссийской политики и эскалация боевых действий позволяет ему удерживаться у власти. Поэтому постоянные военные провокации со стороны киевского режима носят обусловленный характер, тем более, что его хозяева, до недавнего времени, благожелательно смотрели на такое развитие событий, где основные издержки падали на Россию, ЕС и Украину.

В текущей ситуации, дипломатический путь решения конфликта лежит за пределами минских соглашений и нормандского формата. Лишь тогда, когда главные антагонисты в Москве и Вашингтоне начнут договариваться между собой в рамках нового переговорного формата, тогда и появятся реальные шансы на долговременное дипломатическое урегулирование. За отсутствием такого прямого диалога, смешно ожидать успеха от переговоров, где не участвуют хозяева Порошенко и главные заказчики государственного переворота приведшего к гражданской войне. Меркель и Олланд не решают эти вопросы. Пока не появился формат, в рамках которого возможны договоренности США и РФ по Украине, минские соглашения будут безальтернативно действовать и столь же безальтернативно не выполняться, поскольку стороны понимают под ними принципиально разные вещи.

Минск-3, 4 и 5, без участия США столь же мертворожденный проект, как и предыдущие 2, от которых разит политической мертвечиной. Надежды, связанные с Трампом подразумевают, что происходящие тектонические изменения в американской внешней и внутренней политике, создадут условия для нормализации отношений между США и РФ, что может положить конец войне на Украине и послужить прологом к формированию нового мироустройства.

Этот сценарий был бы для России оптимальным, так как позволяет выскользнуть из ситуации, где выбор стоит между плохим и очень плохим вариантом решения украинской проблемы. В случае такой «Большой сделки», война действительно может закончиться, но ключ от этого решения находится не в Киеве и не в Москве, а в Вашингтоне, и пока нет никаких гарантий, что США продемонстрируют в этом вопросе добрую волю. Москва на данный момент терпеливо дожидается прояснения позиции США, поэтому она, конечно, не будет что-то форсировать на украинском направлении, дабы не закрыть дверь для необязательного, но не исключенного варианта с нормализацией отношений. Это окно возможностей будет открыто не слишком долго.

Но конечно стоит учитывать и такой вариант, что реальной нормализации не произойдет и война в несколько иной конфигурации продолжится, а проблема, связанная с Украиной и войной на Донбассе, останется.

В случае отсутствия реального дипломатического прогресса в вопросах урегулирования, никаких иных сценариев развития событий, кроме военных не остается. Они могут сводиться к низкоинтенсивным или высокоинтенсивным боевым действиям (в зависимости от степени заморозки конфликта и боеготовности войск), но главное в этом то, что такая ситуация может и далее длиться годами (см.историю конфликта вокруг Нагорного Карабаха, где и через 20 лет после начала войны, Армения и Азербайджан легко находят способы раскрутить новую войну за территорию республики, часть из которой превращена в перманентную линию фронта), пережив и Путина, и Порошенко, и Трампа.

Изменения в таком инерционном сценарии возможны в случае, если:

— формируется дипломатическая обстановка для не военного решения конфликта (при этом надо понимать, что добровольно ни РФ, ни США от своих позиций на Украине не откажутся, и судьба Украины это именно вопрос торга об ее устройстве).

— одна из сторон одерживает военную победу (ВСУ с помощью США и НАТО добивается ликвидации республик, ВСН с помощью России наносит поражение ВСУ на Донбассе и провоцирует дальнейший распад Украины).

— режим в Киеве рушится под грузом накапливающихся социально-экономических и политических противоречий (что скорее всего приведет к дальнейшему распаду Украины).

Минские соглашения, до возникновения нового переговорного формата, останутся уже давно надоевшим всем фоном, за которым будет все меньше и меньше практического содержания. И на историческую помойку их отправят только тогда, когда будет на что их заменить. Так что с формальной точки зрения минские соглашения живее всех живых.

С практической же точки зрения они изжили себя еще в 2015 году. И совершенно не случайно, во второй половине 2016-го года (в отличие от 2015-го), дипломаты даже не тратили время на споры о необходимости продления минских соглашений, а Порошенко не размахивал дедлайнами. Заинтересованные стороны даже не посчитали нужным соблюдать эту формальность в отношении очевидного симулякра, который к вопросу реального, а не декларативного завершения войны, не имеет никакого отношения.

Очередная эскалация не ставит точку в истории с этими соглашениями, а лишь наглядно иллюстрирует стоящую за ними пустоту.

Источник: news-front.info

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.